Басня Лафонтена «Стрекоза и муравей» — «La Cigale et la Fourmi»

Эта басня Лафонтена – одна из самых знакомых для нас, благодаря чудесному переводу, который создал Иван Адреевич Крылов.

Все лето попрыгунья Стрекоза пела веселые песни. Но пора тепла и беззаботности быстро закончилась. Наступили холодные дни, а с ними пришли голод и нужда. Стрекоза больше не поет, ее желудок пуст, она тоскует, злится.

Певунья решает обратиться к Муравью. К нему «ползет она». Стрекоза умоляет обогреть и прокормить ее до дней весенних. Но Муравей задает вопрос: « работала ль ты в лето?» В ответ Стрекоза искренне удивлена: «До того ль, голубчик, было?» Она с трепетом предается воспоминаниям о том, как чудесно было летними беззаботными днями, голова кружилась от счастья, «песни, резвость всякий час».

Муравей возмущен: « А, так ты…», он не успел закончить фразу, которую снова прерывает мечтающая Стрекоза: «Я без души лето целое все пела». Эти слова окончательно убеждают Муравья отказать беспечной певунье. «Ты все пела? Это дело: так поди же, попляши!».

Содержание басни заимствовано у Эзопа. Она имеется также в сборнике Бабрия (III в. н.э.), собравшего и рассказавшего простым народным языком в стихах многие Эзоповы басни и, вероятно, писавшего басни самостоятельно. Позже басня эта вызвала множество подражаний как у латинских, так и у многих французских предшественников Лафонтена. На русский язык, кроме Крылова, ее переводили Хемницер и Сумароков. — Руссо в своем «Эмиле» осуждал эту басню, как «учащую детей жестокости»; но, конечно, Лафонтен хотел только осудить беспечность и леность и показать их последствия.

То, что перед нами явная аллегория и под изображаемыми насекомыми подразумеваются люди, понятно сразу. Но возникает мысль, неужели такое страшное преступление совершила Стрекоза? Она пела, плясала, и никому не было от этого никакого вреда. А Муравей, чинный, трудолюбивый, справедливый, рассудительный – во всех отношениях положительный герой, оказывается невероятно жестоким по отношению к Стрекозе. Всего лишь за легкомыслие, недальновидность и пустозвонство «попрыгуньи» он наказывает ее неминуемой смертью. Почему коллизия безделья и труда решается так категорично и безжалостно? Ответ приходит, когда понимаешь, что в облике порхающей Стрекозы олицетворены совсем не простая беззаботность и легкомыслие резвушки, у которой «голову вскружило» «в мягких муравах». Вся басня направлена против паразитизма и тунеядства отдельных личностей как социального явления

 

La Cigale, ayant chanté

Tout l’été,

Se trouva fort dépourvue

Quand la bise fut venue :

Pas un seul petit morceau

De mouche ou de vermisseau.

Elle alla crier famine

Chez la Fourmi sa voisine,

La priant de lui prêter

Quelque grain pour subsister

Jusqu’à la saison nouvelle.

«Je vous paierai, lui dit-elle,

Avant l’Oût, foi d’animal,

Intérêt et principal. »

La Fourmi n’est pas prêteuse :

C’est là son moindre défaut.

Que faisiez-vous au temps chaud ?

Dit-elle à cette emprunteuse.

— Nuit et jour à tout venant

Je chantais, ne vous déplaise.

— Vous chantiez ? j’en suis fort aise.

Eh bien! dansez maintenant.

Перевод И.А. Крылова.

Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.
Все прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;
Стрекоза уж не поет:
И кому же в ум пойдет
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползет она:
«Не оставь меня, кум милый!
Дай ты мне собраться с силой,
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!»
«Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?»
Говорит ей Муравей.
«До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так что голову вскружило».
«А, так ты…» — «Я без души
Лето целое все пела».
«Ты все пела? это дело:
Так поди же, попляши!»